Арсений Третьяков, журналист Все статьи автора
11 января 2013, 05:07 78

Сорок первый Джанго

Уйдя от разговоров человека постиндустриального общества и вольной интерпретации Второй мировой войны, Квентин Тарантино в своей новой работе стал противником рабства, сняв вестерн "Джанго освобожденный" не просто ради вестерна, а чтобы показать всю жестокость белых людей ("снежков") к рабам ("ниггерам").

Под музыку Эннио Морриконе, написавшего множество композиций для спагетти–вестернов, а также под кантри, рок–н–ролл и рэп толерантный охотник за головами и поклонник политики априори благородного Севера Кинг Шульц (Кристоф Вальц, в прошлой работе Тарантино "Бесславные ублюдки" он играл охотника за евреями) и освобожденный им раб Джанго (Джейми Фокс) ездят по безусловно бандитским южным штатам, отстреливают плохих парней и ищут жену последнего. По дороге они встречают все ужасы рабовладельчества, начиная от простых расистских оскорблений, кончая кулачными боями насмерть между рабами ради забавы плантаторов или раздиранием человека собаками на куски.

Тарантино, конечно, далеко не первым взялся за создание правдивой картины о жизни Юга. Еще в 1975 году Ричард Флейшер снял "Мандиго" — историю о жестокости южан–плантаторов, где главный герой — афроамериканец, доминирующий над евроамериканцами.

Когда Тарантино показал максимум жестокости "снежков" (хотя сам режиссер заявлял, что хотел сделать кино более кровавым) и изрядно поиздевался над "ниггерами", на экране появляется другая — позитивная — сторона рабства. Оказывается, за пару лет до Гражданской войны и за 4 года до подписания указа об отмене рабства не все рабы страдали и были мучениками. Находились благородные хозяева, которые о них заботились (ибо кто будет нарочно портить свою собственность), иногда рабы жили лучше, чем простые белые, и нередко они формально становились членами их семей.

О такой истории США, возможно, стали забывать: в итоге в Америке до сих пор люди вешают на стены флаги Конфедерации, как в России — символику Российской империи.

Впрочем, если Тарантино претендует на объективность своей социально–исторической драмы, то он забыл показать еще одних забытых героев Америки — индейцев, к которым алчный Юг относился намного лучше, чем благородный Север.

В "Джанго освобожденном", как и в "Убить Билла", Тарантино продолжает эстетизировать насилие, восхваляя сочетания красного на белом. "Джанго" — это скорее стилизация под те самые спагетти–вестерны, которые отличаются от оригинальных большей кровавостью, отсутствием четко положительного героя, критикой Америки и легкой пародийностью. Говорят, источником вдохновения Тарантино стал "Хороший, плохой, злой" с Клинтом Иствудом — к этой картине 1966 года музыку писал, кстати, все тот же Эннио Морриконе.

Тарантино показал все основные стереотипы о Юге, "который мы потеряли", — плохие зубы, доставшиеся герою Леонардо Ди Каприо, намеки на инцест и нерешительные куклуксклановцы.

Что до названия картины, то это дань тоже традиции европейских вестернов: имя Джанго там очень популярно среди главных героев. Было снято около 40 фильмов, озаглавленных "Ублюдок Джанго", "Сатана Джанго" или "Стальной кулак Джанго", и т. д., и т. п.

В своей восьмой работе Тарантино к 49 годам стал более серьезным, уменьшил количество фирменных диалогов и добавил пафоса, при этом не изменяя себе в экстравагантности, которую любят его преданные фанаты.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
Реклама