Все статьи автора
6 августа 2010, 00:00 309

Начо Дуато forever?

Начо Дуато, один из лучших хореографов, что есть сейчас в мире (где вообще-то царит кризис этой профессии: просто грамотных и толковых -- раз-два и обчелся, не говоря уж о талантах и гениях), принял пост художественного руководителя балета Михайловского театра.

Радоваться ли нам, что на петербургской сцене наконец расцветет настоящая современная хореография, причем не арендованная, а сочиненная эксклюзивно? Рукоплескать ли генеральному директору театра Владимиру Кехману, проворно просекшему конъюнктуру: Дуато рассорился с испанским культурным начальством и хлопнул дверью мадридского Национального театра танца, который возглавлял 20 лет, тут-то г-н Кехман при посредничестве известного балетного продюсера Сергея Даниляна и сделал звезде предложение, от которого тот не оказался.

Все-таки обождем…

Предыдущие сезоны Михайловского театра под управлением нового менеджмента заставляют с некоторой опаской относиться к широко рекламируемым кадровым революциям. Кехман, как все уже убедились, -- человек легко загорающийся, он с жаром неофита хватается за многие предлагаемые ему проекты: «что ему книга последняя скажет, то на душе его сверху и ляжет» (Некрасов). И столь же скоро остывающий. Уж какой PR-шум в начале его правления учинили по поводу приглашения худруком оперы Елены Образцовой, а балета -- Фаруха Рузиматова. Хотя любому компетентному человеку было очевидно, что при всех прошлых артистических заслугах означенных персон организационно-творческих оснований для такого приглашения нет.

Потом, к счастью, кто-то сумел объяснить г-ну Кехману, что для реального руководства труппой не регалии потребны, а профессиональные кондиции. Таковыми в высшей степени обладает Михаил Мессерер --балетный педагог с мировой репутацией, высочайший профессионал, эрудит и умница, чье назначение главным балетмейстером Михайловского театра (Рузиматова, как и прежде Образцову, удалось аккуратно слить) показало свою безусловную эффективность. Ее подтвердил и успех только что прошедших в Лондоне гастролей Михайловского балета, который до Мессерера не значился среди интересующих взыскательную английскую публику трупп из России.

Но осторожное кропотливое строительство, подстригание газона, судя по всему, не по душе г-ну Кехману. Его стиль -- буря и натиск. Пока директор уверяет, что в сложившейся ситуации будет­ обсуждать с нынешним главным балетмейстером возможности продолжения сотрудничества. Сольют ли Мессере­ра до окончания его контракта в 2011-м, узнаем уже в августе.

Начо Дуато, в свою очередь, обещает первое время работать с теми, кто есть, и лишь потом начать приглашать солистов. С каких щей артисты классической выучки вдруг затанцуют в новой технике? Да, в Мариинском с огромным трудом все-таки освоили Форсайта -- но после большого корпуса текстов Баланчина (а еще Ноймайера и Ратманского).

На чем основано предположение, что зритель Михайловского театра, на ура принимающий безвкусно-шикарного «Спартака», повалит на утонченные изысканные сочинения Дуато? И что интерес к ним не иссякнет после двух премьерных спектаклей, на которые придут знатоки и ценители? Если этот печальный прогноз сбудется, Владимир Кехман охладеет и к Дуато, контракт с которым объявлен бессрочным. Что, видимо, надо понимать буквально: не имеющим срока -- то есть он может не кончиться никогда и кончиться когда угодно, хоть через полгода.

Авдотья Глинка, журналист

Новости партнеров
Реклама