Ирина Силачева Все статьи автора
26 февраля 2010, 00:00 316

Отцы и дети

СПб. Иди куда хочешь, а ребенок останется со мной — теперь так говорят не только женщины, но и мужчины. Депутаты Госдумы бьют тревогу и готовят закон, который части отцов может помешать.

череда громких скандалов прошлого года в звездных семействах заставила задуматься — равны ли права мужчины и женщины по отношению к ребенку? Кто из родителей, если они решили расстаться, вправе определять его судьбу? Отцы проявили неожиданное рвение — громкие судебные процессы, похищения, медийные скандалы — все, чтобы оставить дитя у себя.

В год суды общей юрисдикции рассматривают 120 тыс. дел, связанных с осуществлением родительских прав. То есть как минимум 120 тыс. отцов претендуют на равные права с матерью в воспитании ребенка.

«В России, как и во всем мире, происходит трансформация семьи. Происходит мускулизация женщин и феминизация мужчин, прежде всего психологическая. Для России пока не свойственно, чтобы мужчина был домохозяйкой — стирал, готовил занимался детьми, а жена работала. В Европе к этому относятся лояльно. И у нас тенденция будет нарастать», — убежден Александр Воронов, заведующий «Центром научно–практической социальной работы и студенческих инициатив» СПбГУ.

Немалую роль в смене общественного настроения сыграла экономика. В сложные 1990–е годы отцы были заняты добыванием хлеба насущного. Теперь, когда вопрос выживания стоит не так остро, отцы, как говорит Александр Воронов, перестали довольствоваться ролью денежного мешка и захотели быть активными участниками семейной жизни.

Сообщники

Судя по многочисленным группам в социальных сетях и интернет–форумам, одинокого отца можно считать новым социальным типом. Эти люди ратуют за равенство мужчин и женщин в социуме даже больше, чем феминистки.

«Среди отцов не все олигархи. Мать–одиночку государство поддерживает, а отца нет. Я работаю таксистом, и женщина может. Но если у нее есть ребенок, ей государство будет помогать, а мне нет», — удивляется Владимир Семенов, в одиночку воспитывающий четверых детей. Владимир открыл группу «Вконтакте» год назад. Почти год в ней было четыре человека, сейчас уже 40. Участники вместе пытаются побороть психологический дискомфорт. Самые популярные темы: как объяснить ребенку, где мама, и с кем легче — с сыном или с дочерью.

Другой одинокий отец Дмитрий Чупров считает, что раньше суд и закон, отдавая права на ребенка матери, поступал правильно. Теперь эту аксиому пора пересмотреть: «Раньше ответственность матерей была более высокой. Теперь отцы, наоборот, готовы взять ответственность и полностью обеспечить ребенка, но вот отстоять свое право на это не всегда просто».

Общая дума

Депутатский корпус, с подачи депутата Елены Мизулиной, похоже, не только не сделает жизнь отцов проще, но, наоборот, закрутит гайки. Дума рассматривает проект закона, по которому ребенок, рожденный в гражданском браке, в случае распада «семьи» остается жить у матери. Елена Мизулина не видит в этом нарушения отцовских прав. Все дело в физиологии: «Кто такая мать, известно, даже если родители не зарегистрированы, а кто отец — это большой вопрос». Если же для отца важны родительские права и функции, ничто не мешает ему зарегистрировать официальный брак. Тогда суд рассмотрит права родителей на равных, добавляет депутат.

Константин Федоров–Нарышкин, глава Адвокатской коллегии Нарышкиных, убежден, что, если парламент примет эту позицию, будет больше вреда, чем пользы. «У нас 75% гражданских судей — женщины. Когда идет вопрос о ребенке, он, естественно, решается в пользу матери, какая бы она ни была. Я вел много таких дел и сталкивался с пристрастным отношением».

«По данным статистики, растет количество разводов, и инициаторами разводов являются женщины, — рассуждает Константин Нарышкин. — Да, мужчина может оформить брак. А если женщина не согласна? Инициатором гражданского брака не всегда выступает мужчина. Такие вещи решаются только совместно. В России совсем не работает на практике институт брачного договора, в котором все можно расписать по полочкам. Это осложняет жизнь и родителей, и детей, и судей».

Cooking–up

Социологи также констатируют, что женщина видит свою роль в семье иначе, чем еще 20 лет назад.

«Сейчас женщины ведут себя точно так же, как мужчины в прошлом. Безответственность, непривязанность, неотношения характеризуют не только мужское поведение, но и женское. Любовь приносится в жертву «действительно важным» вещам — карьере, личному росту. В промежутках находится время для механистического, очень короткого контакта», — объясняет психоаналитик Рената Салецл и называет эту идеологию словом cooking–up, которое прочно вошло в английский язык. В русском аналога пока нет, но близким было бы что–то вроде «подцепление».

Милые бранятся — только тешатся

Виталий Григорьев, доцент факультета социологии СПбГУ, считает, что с семьей ничего страшного не происходит. «Еще лет двадцать назад исследователи сделали научно обоснованный вывод о том, что семье как институту ничего не угрожает. Большинство людей, которые решают уйти из семьи, из родительской или собственной, через какое–то время создают новую. Никогда еще институт семьи не был важен так, как сейчас: люди стараются создать как можно более лучшую семью. В результате их становится не меньше, а больше», — отмечает эксперт.

Руслан Байсаров, предприниматель и экс–супруг Кристины Орбакайте, — новый социальный тип ответственного родителя.

фото: итар–тасс

Новости партнеров
Реклама