Игорь Шнуренко Все статьи автора
9 ноября 2009, 13:16 3431

Журнал "Собака" как диагноз поколения

Название "Собака" вообще–то придумал поэт Аркадий Драгомощенко. За кофе с коньяком. Может, это было в кафе при "Академическом проекте", может, еще где.

Не знаю, получил ли он что–то за идею и держал ли в руках хоть один номер журнала после того, как тот раскрутился. Кто–то другой на месте Драгомощенко создал бы под это дело нейминговую фирму. Впрочем, идей было много, и придумывались они не за деньги, а потому что не могли не придумываться.

Владимир Яковлев: "Перестать быть снобом довольно трудно"

Владимир Яковлев: "Перестать быть снобом довольно трудно"

5082
Наталья Белогрудова

Сама история журнала началась гораздо раньше. После дефолта 1998 года мы с Мишей Борисовым редактировали одно из глянцевых изданий, сидя в кафе с более–менее тихой музыкой. Мы говорили о том, что "понтовый глянец" исчерпал себя. Его и в руки брать не хочется. Хватит писать про то, как правильно завязывать галстук, какая связь между Карлосом Кастанедой и группой "Иванушки International", и между делом о том, какой замечательный аромат традиции у божоле нуво. Хватит глушить людей дешевой музыкой и вообще всякой дешевкой.

Лично мне хотелось совершенно другого. Я мог надолго зависать в отделах американских книжных магазинов, где продают журналы. Мне нравился запах.

Почему The New Yorker может себе позволить печатать хорошие рассказы в неторопливой чеховской манере, почему в Atlantic Monthly появляются глубокие очерки, The Nation нажимает на болевые точки общества, а авторский журнал The Sun почти целиком пишется одним человеком — Саем Сафранским? Сай живет в маленьком городке Чепел Хилл в Северной Каролине и процветает без рекламы, продавая 50–тысячный тираж по всей стране.

Почему это невозможно у нас? Бог с ней, с Москвой, не факт, что она вообще существует, но почему бы не сделать что–нибудь приличное в Питере? Почему бы не сделать Питер центром всего, что в России есть интересного? Мы решили назвать проект СПб@ру, набросали бюджет и пошли к серьезным людям. Серьезные люди покрутили пальцем у виска, но идея лежала втуне недолго.

Ею загорелся пассионарный художник Анатолий Белкин. Он нашел издателя, девушку, которая сумела привлечь под проект деньги телевизионного происхождения. За первый номер, который вышел в альбомном формате под шапкой СПб@ру, Миша Борисов получил какую–то супермодную рубашку.

Это оказалось пророчеством. Теперешняя "Собака" принадлежит к породе "умного глянца". Это означает множество материалов, которые, как ни крути, все равно являются прокладками между рекламой пиджаков и туалетной воды. С годами материалы стали совсем короткими — видимо, потому что их все равно никто не читает. На вопрос: "Читаете ли вы журнал "Собака"? — в Питере принято отвечать: "Да так, листаю иногда".

Недавно журнал отпраздновал десятилетие. На юбилее были представлены, наверное, все обложки, кроме той, первой. Наверное потому, что неформат.

"Афишу" сняли

"Афишу" сняли

947
"Афишу" сняли

"Афишу" сняли

947

Праздник проходил на фабрике "Красный Октябрь". Сотни людей в огромном зале под оглушающую музыку кричали друг другу в уши. Среди них было много новых лиц, много красивых девушек. Борисова с Драгомощенко не было.

Впрочем, вопрос о том, что было бы, если бы, к делу не относится. В национальном масштабе нас приучили к мысли, что если вы не в телевизоре — вас не существует.

"Собака" — тот же телевизор, не случайно он всегда придавал особое значение медийным личностям и медийным проектам. Можно ли сказать, что если вы не в "Собаке", то вас в нет Петербурге? Не знаю. Но все мы так или иначе в "Собаке".

Журнал стал коллективным портретом поколения, которое может говорить о чем угодно, но на деле больше всего ценит успех. Какие люди — такие и журналы.

И нет еще той молодой шпаны, что сотрет нас с лица земли.

Новости партнеров
Реклама