Романюк Роман Все статьи автора
11 мая 2000, 00:00 20

Марат Гельман знает, как бороться с властью

Проект "Наш город устал" стал самым ярким PR-проек-том предвыборной губернаторской гонки. Эта акция показала, как можно воздействовать на политиков и чиновников законными средствами. Автор проекта Марат Гельман говорит, что отработал прием еще в Москве.

Проект "Наш город устал" стал самым ярким PR-проек-том предвыборной губернаторской гонки. Эта акция показала, как можно воздействовать на политиков и чиновников законными средствами. Автор проекта Марат Гельман говорит, что отработал прием еще в Москве. - Как получилось, что Вы занялись политтехнологиями? Как политтехнолог я потерял девственность в сентябре месяце вместе с Сергеем Кириенко, когда возглавил штаб СПС. Это был действительно успешный проект. Так что так судьба сложилась. Вторым моим крестным отцом был Юрий Лужков - в обратную сторону. Я имею в виду, он меня сподвиг на то, чтобы попытаться понять, как можно бороться с властью, которая не понимает и не хочет равного диалога. Когда мы сделали некий политический проект, он мне говорил, что это уже политика, и я с вами буду бороться политическими методами. Я ему сказал: давайте договоримся - я не занимаюсь политикой, вы - культурой. И дал себе слово. Поэтому, как только Лужков перестанет заниматься культурой, мне придется завязать с политтехнологиями.

- Говорят, что проект "Наш город устал" удалось продать самому Яковлеву? - А зачем продавать? Дело в том, что проект в том виде, в каком он есть, используют те, кто хочет и кто может. Выборы - это борьба: если противник замер, то с ним можно делать все, что угодно. И честно говоря, у меня нет интереса выяснять, что теперь с ним происходит. Я бы не хотел раскрывать все карты. Дело в том, что, в отличие от моей деятельности галериста - деятельности публичной, где я готов отвечать на любые вопросы, существует некий кодекс политтехнолога, так же как и адвоката. То есть существует некая тайна, вещи, которые я не могу говорить. Мне не хочется быть с Вами неоткровенным, а откровенным быть не могу.

- Кто оплачивал кампанию? - Во-первых, нельзя, а во-вторых, я не знаю. Источники финансирования всегда спрятаны. Может быть, они находятся в Петербурге. Даже, скорее всего, в Петербурге.

- Раньше в России масштабных проектов антирекламы не было. - Смотря что считать масштабом. Проект "Запретить толлинг" - вроде бы щитов было мало, но эффект был. О нем писали.

- Не получится ли так, что Марат Гельман будет заниматься только политикой? -Нет. Потому что, в отличие от политики или бизнеса, искусство - единственная сфера деятельности, в которой не задаешь вопрос: зачем ты этим занимаешься? Искусство само себя мотивирует. В искусстве ставки гораздо выше. Поэтому, когда я говорю, что для меня гораздо важнее директор Русского музея, чем губернатор, я не лукавлю.

Новости партнеров
Реклама