03 февраля 2012, 08:01|neva24.ru

В каких странах больше всего не любят Путина

Любить и быть любимым — мечта любого человека, даже если он Путин. Всякий правитель искренне любит власть и ждет не менее искренней любви от народа. Идеальный вариант — чтобы люди выкладывали его имя своими телами. Но и простое всенародное умиление тоже сгодится. Путин пока не Сталин и не Николай Второй, он трезвый человек и понимает, что реальный его рейтинг в России не так уж высок. Ну а за рубежом он просто ниже плинтуса.

Путин или Россия?

Мы говорим "партия" — подразумеваем "Путин". Мы говорим "Путин" — подразумеваем "Россия". Точнее, это не мы говорим и подразумеваем, а они. Представители правящего класса, которые любят ставить знак равенства между собой и обществом. Путина не любишь? Враг России.

Страшная правда в том, что на Путина всем наплевать. Байки врут: американцы вовсе не видят в сладких снах взорванный Кремль, хотя и взрывают его на 23-й минуте фильма "Миссия невыполнима". Россия — давно уже не враг №1, это страна из сказок и боевиков (собственно, как и для нас Америка), а Путин — какой-то экзотический лидер типа африканского, не злодей, но и не самая приятная личность. Причем раньше его еще уважали, потому что с ним вели дела. Но былые партнеры по бизнесу давно ушли на пенсию. У Ельцина тоже были "друг Билл" и "друг Гельмут". Где они теперь?

"Сейчас политические отношения очень персонализировались, даже на Западе, — говорит политолог Кирилл Коктыш. — Американская система сейчас вопринимается через фигуру президента, а не через другие институты власти. Точно так же Франция — это Саркози. Ну а у Путина отношения с другими державами всегда были персонализированы. Он хорошо общался с семьей Буша, с семьей Берлускони, прекрасные были отношения со Шредером, причем существенно лучше, чем с Меркель. Но обратите внимание: семья Бушей хоть и сохраняет влияние, но все-таки находится далеко не в центре политической жизни США. Берлускони ушел на запасные рельсы. Шредер — тоже... В общем, теперь отношение к Путину колеблется от сдержанного до сдержанно-негативного".

Путин или Калашников?

Закономерность достаточно простая. Чем ближе к России, тем хуже относятся к российской внешней политике и к Путину как ее воплощению. Есть, конечно, доброжелательные соседи — Болгария, например, — но там  любят именно Россию (образ  большого друга на Востоке), а никакого не Путина. Тем более что по-болгарски его фамилия звучит очень неприлично.

"Конечно, нет никаких социологических исследований об отношении граждан зарубежных стран к Путину, — говорит политолог Марк Урнов. — Можно судить только по высказываниям прессы, которая, строго говоря, не всегда отражает общественное мнение. Развитые страны — Европа, Соединенные Штаты, Канада, Австралия — весьма сдержанно относятся к Путину. Власть Путина — это мягкий авторитарный режим, нарушающий права человека и довольно странно ведущий себя в международных делах. Путин поддерживает всякого рода сомнительных личностей вроде Ассада и поставляет им оружие. Позитивно к Путину относится прежде всего тот же Ассад, который благодарен нам, что мы закрываем глаза на кровопролитие. Еще есть Китай, которому все равно, лишь бы Европа, США и Россия ослабляли друг друга. Индийские лидеры тоже ко всем относятся сбалансированно. Тем более что Россия пока сохраняет позицию в Совете Безопасности и имеет ядерное оружие".


 
 
Rambler's Top100 Индекс Цитирования